Первая шолоховская Аксинья — Эмма Цесарская: неразгаданная тайна советской актрисы

В стране Советов Эмма стала знаменитой раньше, чем Любовь Орлова и Марина Ладынина. Премьерными у актрисы были сразу главные роли. Волевая крестьянка в «Бабах рязанских» (1927) показала уникальность её артистического дарования и принесла известность, а донская казачка Аксинья в «Тихом Доне» (1930) закрепила за ней славу талантливой и самобытной актрисы.

Но однажды она пропала из поля зрения поклонников и чуть не угодила за решётку.

Что произошло с советской кинозвездой и какие тайны хранила актриса до последних дней?

Американский поклонник

Родившаяся в 1909 году в Екатеринославе, Эмма Цесарская, в 16 лет отправилась в Москву поступать в музучилище, чтобы стать пианисткой. Какой поворот событий привёл девушку в киношколу — неизвестно, но уже через пару лет она с однокурсниками проходила в «Совкино» фотопробы в картину «Бабы рязанские».

Яркую актрису заметили сразу на общем фоне, и 18-летняя студентка сыграла одну из ведущих ролей. Так успешно начался путь актрисы в искусстве.

А в 1930 году на роль Аксиньи в «Тихом Доне» Эмму утвердили без проб. И она, лишь по книгам знавшая деревенскую жизнь, весь мир убедила в том, что является настоящей казачкой.

В 1929 году картину «Бабы рязанские» показывали в США. Молодому инженеру Зара Виткину, увлечённому идеями социализма, посчастливилось увидеть картину и потерять голову от любви к далёкой советской актрисе.

Эта яркая, живая и необыкновенно красивая девушка с первых минут пленила сердце американца, и он решил отправиться в страну развивающегося социализма, чтобы найти её. К тому же, иностранные специалисты необходимы были молодой советской республике.

Подбирало инженеров для советской республики АО «АМТОРГ», через него
Зара Виткин и оформил визу. В 1932 он уже был в стране Советов и разрабатывал план поиска дамы своего сердца.

Уроки английского

Прибыв в советскую столицу, Виткин устроился на работу — он занялся проектированием домов для рабочих — и начал поиски, имея рекомендательное письмо к московскому корреспонденту United Press International Юджину Лайонсу, приятелю Михаила Булгакова, переводчику «Дней Турбиных».

Через Юджина инженер выяснил, что Эмма находится на съёмках в Крыму.

Но встреча случилась на Петровке. Он неожиданно увидел её и пошёл следом. Считая недопустимым останавливать актрису на улице и знакомиться, он воспользовался случаем подойти, лишь когда Эмма остановилась пообщаться с коллегой Клавдией, с которой (как и со многими из круга общения актрисы) Виткин уже был знаком. Клавдия представила их друг другу.

И вскоре коллега актрисы вместе товарищем инженера Юджином Лайонсом устроили встречу Цесарской и Виткина.

Зара лишь утвердился в своих чувствах, встретившись и пообщавшись с актрисой лично. Вот так он опишет предмет своей страсти в книге:

Эмма тоже попала под чары американца: красивый, обаятельный, очень эрудированный, атлетически сложенный, он вызывал у актрисы живой интерес. Правда, общаться им было сложно. И тогда кому-то в голову пришла идея, что Эмме необходимы уроки английского. И Зара начал преподавать.

Ежедневно после работы Эмма приходила к своему учителю, который разработал для подопечной весьма оригинальную методику обучения: он каждый день составлял для Эммы письма, вводя в них новые слова.

Способная ученица легко овладевала новым языком, проникаясь всё большим интересом к учителю. Занятия становились продолжительнее. Вскоре они уже вместе строили планы о браке, о переезде в Америку и работе актрисы в Голливуде.

Её упорство в овладении английским соответствовало внутреннему замыслу, о воплощении которого усердно заботились Зара и его друг Лайонс, отправляя письмо за письмом знакомым продюсерам в Голливуде. И «вызвали некоторый интерес к съёмкам русской красавицы в американских фильмах».

После года пребывания Виткина в СССР, 1 мая 1933 года они с Эммой отправились в подмосковное местечко к её маме с бабушкой — познакомиться и обсудить будущую свадьбу. Зара считал, что нужно сначала вступить в брак по советским законам, а затем пройти еврейскую хупу.

Что произошло зимой 1934 года, неизвестно. Но Эмма вдруг резко переменилась. Она стала реже видеться с Виткиным, старалась не появляться с ним рядом на людях и напрочь отказалась от мысли переехать в США.

Как оказалось, Цесарская встретила и полюбила человека, который служил в ОГПУ. Его звали Макс Станиславский.

Разные судьбы

В феврале 1934 года Зара Виткин решил уехать из Союза. Тогда почти каждый иностранец, явившийся помогать строительству нового государства, был подвержен угрозе ареста. Виткиеа как хорошего специалиста пытались удержать в стране. Но разочарованный во всех целях своего визита в страну американский инженер вернулся на родину.

Из Европы Зара написал последнее письмо Эмме. Женщина хранила его до 1937 года, а потом, в одну из ночей после обыска соседской квартиры, где она была понятой, сожгла. С тех пор о Заре она ничего не знала.

А он, вернувшись в США, написал воспоминания о своём пребывании в Советском Союзе, большая часть которых была отведена любимой женщине. Напечатать при его жизни никто не согласился, а после его смерти от неизлечимой болезни в 1940 году, рукопись была сожжена родственниками.

Но Юджин Лайонс сохранил фотокопию повести. А в 1989 её издал калифорнийский историк Майкл Гелб. Он даже предпринял поездку в СССР, чтобы встретиться с актрисой, расспросить её о романе с Виткиным, найти подтверждение всему, что написано в повествовании…

Эмма Цесарская сумела безболезненно уйти из отношений с иностранцем, но её счастливый брак с сотрудником НКВД чуть не стал настоящей трагедией.

В марте 1937 Макс Станиславский был арестован в ходе массовых чисток в рядах НКВД, сразу расстрелян и похоронен в «общей могиле невостребованных прахов» Донского кладбища (Эмма узнает об этом только после XX партсъезда). Эмму с маленьким сыном выселили в барак на окраине Москвы. Но мама с братом добились возможности для актрисы жить с ними.

В кино её больше не звали. Картина «Дочь Родины», в которой Эмма снялась во всех сценах, была переснята с другой актрисой.

А через полтора года, 7 августа 1938, Эмму вызвали к новому председателю комитета кинематографии Семёну Дукельскому, после разговора с которым ей возвратили грамоту Заслуженной артистки РСФСР и разрешили дальше работать в кино. Явно старый чекист получил на то указание сверху. Кто похлопотал за актрису, остаётся тайной.

Хоть Цесарская и сказала навестившему её американцу Гелбу, что её выручила жена Молотова, в это верится с трудом. Писатель Марк Колосов, близко знакомый с Шолоховым, утверждал, что именно автор «Тихого Дона» спас актрису от ГУЛАГа.

Во время съёмок шолоховской эпопеи между ним и актрисой был роман, и с годами сердце писателя не остыло. (В 90-е годы литературовед Осипов нашёл письма Михаила Александровича к своей Аксинье, в которых он величает артистку «Эммушка» и «Песнь моя»).

После войны она снимется ещё в нескольких фильмах по произведениям Шолохова: «Нахалёнок» и «Когда казаки плачут».

Когда в 1989 году к Эмме Цесарской приехал Майкл Гелб и привёз книгу Зары Виткина, она была рада услышать строки о себе из повествования мужчины, который когда-то её очень любил. Но на вопросы американского историка отвечала сдержанно, скупо, боясь сказать лишнее, по-прежнему свято храня все тайны.

Через полгода после этой встречи, 28 февраля 1990 года, 80-летняя Эмма Цесарская ушла из жизни. Родные похоронили её на Новом Донском кладбище, вблизи «невостребованного» праха Макса Станиславского, недалеко от Донской улицы, дома на которой построены по проектам Зары Виткина.

Оцените статью
Первая шолоховская Аксинья — Эмма Цесарская: неразгаданная тайна советской актрисы
Красавица Карина Разумовская. Неудачный брак с успешным актером и тайный брак с одноклассником